В Саратове открыт процесс о героических добродетелях Гертруды Детцель

Католическая епархия Святого Климента в Саратове сообщила, что 26 января в местном кафедральном соборе Святых апостолов Петра и Павла состоялась первая публичная сессия начало открытия беатификационного процесса Слуги Божией Гертруды Детцель.

В Саратове открыт процесс о героических добродетелях Гертруды Детцель 1

Торжественную Святую Мессу возглавил ординарий епархии монсеньор Клеменс Пиккель в сослужении предстоятеля Карагандинской епархии монсеньора Аделио Дель’Оро.

В Саратове открыт процесс о героических добродетелях Гертруды Детцель 2

На этом историческом событии, отмечается в сообщении,  присутствовали апостольский администратор Киргизии о. Энтони Коркоран, генеральный викарий Карагандинской епархии о. Евгений Зинковский, генеральный викарий Саратовской епархии о. Диогенес Уркиза, а также постулатор процесса беатифткации о. Сергей Бабаджанян.

В Саратове открыт процесс о героических добродетелях Гертруды Детцель 3

Гертруда Детцель, исповедница XX века, сделавшая необычайно много для возрождения и организации церковной жизни среди ссыльных немцев в Казахстане. В 25-ю годовщину ее смерти, 15 августа 1996 г., Владыка Иосиф Верт инициировал сбор материалов для ее последующего беатификационного процесса.

***

В Саратове открыт процесс о героических добродетелях Гертруды Детцель 4

Гертруда Детцель родилась в 1904 г. на Ставрополье в глубоко верующей католической семье российских немцев. С детства она мечтала целиком посвятить себя Господу, хотела стать монахиней, но в атеистическом СССР эта мечта не могла воплотиться в прямом, «каноническом» виде. Однако Гертруда стала служительницей Бога в миру, что было особенно ценно и необходимо в условиях отсутствия священников и действующих храмов: она евангелизировала и катехизировала окружающих своим словом, молитвой, но прежде всего – своим собственным жизненным примером. Гертруда продолжала делать это и оказавшись вместе с другими немцами в казахстанской ссылке. Религиозная ревность подвижницы не осталась без внимания атеистической власти: в ноябре 1949 г. суд приговорил ее к 10 годам ИТЛ по статье 58-10, за «антисоветскую агитацию и пропаганду» (была посмертно реабилитирована за отсутствием состава преступления в 1989 г.).

По отбытии лагерного наказания и ссылки Гертруда Детцель поселилась в Караганде, где отдала всю себя делу налаживания религиозной жизни среди многочисленных в этом регионе переселенных российских немцев. Плоды возродившейся церковной жизни в Караганде, у истоков которой стояли такие выдающиеся пастыри как о. Владислав Буковинский (будет причислен к лику блаженных 11 сентября с.г.) и преосвященный Александр Хира, а также ряд других священников, были весьма обильны: католическая община этого города дала Церкви на просторах бывшего СССР епископов Иосифа Верта и Николая Мессмера (+ 18 июля 2016 г.), множество священников и сестер монахинь (главным образом, Ордена Служительниц Иисуса в Евхаристии). Но свой ни с чем несравнимый вклад в выращивание этого урожая внесла и Гертруда Детцель. Многие из будущих сестер-евхаристок в детстве были воспитанницами Гертруды (Орден евхаристок пришел в Караганду уже после ее смерти) и, по их же собственному свидетельству, впервые смогли услышать призыв Бога, ответить на него, а потом и сохранить верность призванию благодаря полученному от нее воспитанию, ее примеру и молитвам. Гертруда была первым катехизатором и некоторых будущих священнослужителей, среди которых и наш архипастырь – Владыка Иосиф Верт.

Свидетельство епископа Иосифа Верта

В Саратове открыт процесс о героических добродетелях Гертруды Детцель 5

(из интервью казахстанской католической газете КРЕДО 1 марта 2012 г.)

«Нужно сказать, что Гертруда была святым человеком. Таких людей я, наверное, больше не встречал. И то же говорят все, кто ее знали. Меня она готовила к Первому Причастию. Кажется, это было в конце 59 или в 60 г. Она готовила маленькую группу в 20-30 человек. Я еще помню, как познакомился с ней.

Она приехала сюда намного позже, чем мои родители, которые были депортированы в 30-х годах. Гертруда была из кавказских немцев и, когда началась война, оказалась в трудармии. Там она собирала людей на молитвы, и на нее доносили несколько раз. В конце концов, ее посадили в тюрьму на пять лет, если не больше. Но после смерти Сталина она освободилась и решила вернуться на родину. Но с Кавказа пришлось уехать, потому что немцев там не прописывали и гнали оттуда. И она переехала в Караганду где-то во второй половине 50-х.

В то время верующие из каждой поволжской деревни собирались по отдельности. Так, мой отец молился вместе с другими жителями Шенхена. На Волге их было более трех тысяч, но сюда, конечно же, депортировали лишь малую часть, а остальные были рассеянны по всему Казахстану и Сибири. Как-то раз я ходил в общину моей мамы, которая была из одесских немцев, но мне там не понравилось, потому что у нас всё-таки было лучше.
Так вот, однажды мама сказала: “Пойдемте сегодня к Гертруде! Я слышала, что она очень красиво проводит богослужения”.

А Гертруда в то время жила “за канавой”, т.е. за границей, за которой начинался “Русский поселок”, хотя и там тоже жили немцы. Там было не совсем безопасно. И мы пошли туда. По сегодняшним меркам это было не так уж далеко, но мы привыкли к тому, что церковь была очень близко: в 100-200 метрах. Там нам очень понравилось, и мы стали ходить по воскресеньям к Гертруде, как, впрочем, и почти все остальные верующие. В конце концов, в Майкудуке осталась только одна община.

Потом Гертруда перебралась через канаву к нам, и когда мы собирались по разным домам, она руководила молитвами. Были периоды, когда не было священника. Т.е. они были, но им приходилось “залечь на дно” на месяц, а то и больше. И в такие периоды всем руководила Гертруда».

А вот что рассказывает о Гертруде Детцель ее племянница Нелля Иосифовна Силивирова

(отрывок из свидетельства, опубликованного в СКГ № 8-10 1997 г.)

«Мы жили одни, у нас по воскресеньям собирались люди, старушки и молодые, моя мама читала Евангелие, потом молились все вместе. Люди с удовольствием приходили к нам. Многие молиться не умели, мы им записывали “Отче наш”, тетя Гертруда на русский язык молитвы переводила. Она грамотная была, закончила гимназию, хорошо знала немецкий, французский языки и даже латынь. Работа у тети Гертруды кипела: вечерами – Розарий, в воскресенье – праздничное богослужение.

В 1955 г. моя мама и тетя Гертруда решили побывать в немецких селах. Они шли пешком, потому что автобусов тогда еще не было: село Ивановка (20 км; там почти все немцы проживали), село Андроповка (10 км), село Переменовка (15 км). Крестили детей, взрослых, учили молиться тех, кто не умел, переписывали молитвы, читали Розарий, венчали, если надо, раз священника не было (тетя Гертруда со многими священниками тогда переписывалась, они тоже по тюрьмам сидели; когда их стали отпускать, многие в Караганду уезжали). Из дома в дом переходят, переночуют и опять в путь.

(…)

У тети Гертруды весь день был по часам: утренняя молитва, Розарий, благословение отца Пия. Всё надо было успеть, не пропустить, не опоздать: посетить больного, поговорить, успокоить, помолиться за усопших, за всех племянников и племянниц, за всех родственников, отослать из своей пенсии деньги на “живые” Мессы…

Она строго соблюдала посты…, никогда не наедалась досыта (“Уже хватит, на самом вкусном нужно остановиться”), могла спать на жестком, а если что болело – могла помять, потереть, и всё проходило. Очень много работала, всем помогала, так душевно могла говорить, что непонятно – разъяснять.

Тетя Гертруда мне рассказала, что, когда она сидела в тюрьме, то в казарме она жила с воровками и проститутками. Они приходили с работы мокрые, надо было одежду просушить, а завтра снова на работу. Она зажигала свечку, залезала под нары и читала там Евангелие, молилась, а они на нее всё писали доносы, что мешает им спать. Ее поэтому часто вызывали к начальнику, и обычно ночью: только ляжет – приходит конвой: “Детцель, к начальнику!” Она, как заходила в кабинет, сразу начинала говорить: “Господин начальник, сегодня вот такой-то праздник – Вознесение Христа, Успение Богородицы, – когда что было, – а вы в такой праздник тревожите из-за чепухи женщину в ночной час”. Начальник говорил: “Уведите, уведите, она меня оворожила, я уже сам начинаю верить”.

Источник:  Сибирская католическая газета ©sib-catholic.ru, vaticannews, Кредо

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости