Скажи ребенку: Прости!

Родители имеют право повысить голос, показать свой гнев, выразить свое разочарование поведением ребенка. Однако не имеют права бить, унижать или оскорблять своего ребенка.

«Ну придумаете тоже, чтобы взрослый извинялся перед ребенком?!», «Мне было очень стыдно, что я несправедливо наказала сына. Но если начала бы извиняться…  это ведь самое худшее, что можно сделать!», «Ты что, шутишь?! Ты же не собираешься извиняться перед ним, ведь он всего лишь ребенок, ты его мать».

Время от времени можно услышать такие слова, но очень редко слышим, чтобы взрослый извинялся перед ребенком или открыто об этом говорил. Даже те из нас, кто иногда извиняется перед своими детьми, сомневаются, а вдруг это ошибка воспитания.

Конечно извиняются родители, если нечаянно толкнули ребенка, покрасили в стиральной машине его новую футболку, пролили свой кофе на детский рисунок. Корона в этом случае не спадает с родительной головы. Но как быть, когда мы справедливо рассердились на ребенка, но в своей реакции зашли слишком далеко? Кажется, что было бы лучше не извиняться. Необходимо контролировать степень накала своих эмоций и выбирать такие способы влияния на ребенка, о которых потом не станешь сожалеть. Вряд ли это реально, даже если родитель прочел бы все книги по воспитанию детей, был бы мастером стоицизма и ветераном курсов педагогических навыков… Иногда мы не можем сдержаться и потом нас грызет родительская совесть. Что в этом случае делать? Извиниться за то, что, обнаружив сигареты в рюкзаке дочери, мы называли ее круглой идиоткой? Извиниться перед ребенком за то, что получил «по лапам», когда он этими «лапами» упрямо и преднамеренно, несмотря на увещевания, сдирал со стены обои? Извиниться за то, что мы так старательно высмеивали лень нашего ребенка, пока он не расплакался от унижения? Если мы будем извиняться, ребенок вообще сможет осознать, что сделал что-то неправильно? Будем ли для ребенка авторитетом, если что-то сделаем, а через несколько мгновений от этого откажемся с извинениями?!

Авторитет или авторитаризм

Много вопросов, дилемм и разногласий, но на самом деле все предельно просто: да, вы должны извиняться, потому что это просто честно. Родители имеют право повысить голос, показать свой гнев, выразить свое разочарование поведением ребенка. Однако никто не имеет права бить, унижать или оскорблять другого человека, неважно он ученик, супруг, сын, дочь, коллега. Когда что-то случается необходимо извиниться и перед ребенком тоже. Я бы даже сказала, что особенно перед ребёнком, потому что мы несем за него ответственность, и самая ответственная из наших задач — построить с ребенком отношения, которые станут для него жизненным фундаментом. Добрых отношений не построить без честности и уважения, а кто руководствуется честностью и уважением, тот извиняется, когда виноват. Может быть, поэтому мы не склонны извиняться перед детьми, потому что воспитание, основанное на построении добрых отношений, намного сложнее, чем основанное на подчинении и послушании. И этот второй способ кажется более ясным и однозначным, к сожалению, он до сих пор доминирует во многих семьях и почти в каждой школе. При таком воспитании ребенок является только «получателем», а взрослый — исключительно «отправителем» воспитательного инструктажа по навыкам, нормам и правилам. Взрослый говорит, ребенок слушает. Взрослый отдает команду, ребенок выполняет. В таком воспитании ключевой проблемой является поддержание послушания, иерархии, подчинения, а просить прощения – так ведь для нас, взрослых, – это немыслимо, потому что не согласуется с установленной иерархией которую мы стараемся поддерживать изо всех сил.

Между тем, воспитание, — это не только развитие ребенка, но и развитие отношений с ребенком. Это мы воспитываем ребенка, а не он нас, но наши отношения развиваются для нас обоих. Если мы хотим развивать крепкие отношения с детьми, то извинение — это способ укрепить связь с ребенком. Извинения — это способ показать ребенку, что его чувства важны, что он сам по себе является важным для родителей, и родитель не хочет причинять ему боль; что для родителя важны их отношения друг с другом. Отсутствие извинений, когда родитель явно перестарался, это все равно, что сказать ребенку, что мне важно лишь твое послушании, а не хорошие отношения между нами. Поэтому, если вы хотите быть для своего ребенка проводником в длительном совместном походе — извиняйтесь перед ним, когда делаете что-то не так, потому что извинения — это кирпичики, из которых выстраиваются взаимоотношения. Но если вы хотите быть скорее чем-то вроде политического лидера, чей официальный имидж должен оставаться безупречным, несмотря на очевидные недостатки –  тогда не извиняйтесь перед ребенком, потому что извинения — это ваша неудача, нарушение четкой иерархии и основанного на ней послушания.

В семье извиниться гораздо легче, чем при людях. Извинения при посторонних людях связаны с дискомфортом, с каким-то разоблачением, проявлением слабости, признанием ее. Но когда у нас есть важная мотивация – сохранение связи с нашим ребенком — мы можем делать это легко. Когда дело касается постороннего ребенка, например, ученика, здесь мотивация сохранения отношений не так важна. Получается, что образовательном процессе как бы нет выхода, учитель должен соблюдать иерархичность, потому что многие условия (множество классов, очень мало времени, отчетность, перегруженные программы) не способствуют индивидуальным отношениям учителя с учеником. Но если учитель извинился перед учеником за то, что он его оскорбил, высмеивал или несправедливо отнёсся к нему, это будет учитель с большим авторитетом, уважаемый учениками, без ущерба для иерархии послушания и подчинения. Честно говоря, редко можно услышать о таком учителе, о таких извинениях. Извинения за опоздание, за неправильную оценку – за ошибку – еще возможны, но не за провалы более тяжелого калибра, связанные с нанесением эмоционального ущерба для ребенка.

Возможно, когда-нибудь система образования, будет основана на добрых и дружеских отношениях, а не на власти, но вполне возможно, что это утопическая мысль. Учитель извиняется перед учеником — кто-нибудь слышал о таком?! На данный момент, не стоит ожидать, что перед нашими детьми в школе кто-то будет извиняться, кроме близких друзей.

Волшебное слово

Интересно, что даже те родители и учителя, для которых извиняться перед детьми немыслимо, считают умение извиняться важным и желательным качеством для человека. Нам не нравится, когда кто- то не признает свою ошибку, мы ожидаем извинений, когда преднамеренно или нет нас обижают, или разочаровывают. Мы хотим воспитать в детях способность признавать ошибки и извиняться за них.

Можно ли воспитать ребенка, умеющего извиняться, никогда не извиняясь перед ним, не подавая хорошего примера? Можно ли научить чему-то, чего сам делать не умеешь? Конечно, может показаться что это возможно… Например, плавать меня научил мой не умеющий плавать папа, и все дети, даже те, кто никогда ни за что не извинялся перед родителями, говорят вежливо «извините» по нескольку раз в день другим людям. О чем все же здесь идет речь?

Пример — самый эффективный, но, тем не менее, не единственный способ обучения поведению. Мы учим детей извиняться, просить и благодарить, пытаясь обучить детей привычкам и схемам поведения.  Мы ожидаем, что они научатся распознавать, когда следует использовать эти «волшебные слова», и мы подсказываем им: «Что сейчас нужно сказать?»  Дело в том, что слова «пожалуйста и спасибо» гораздо лучше подходят для введения их в привычку. Слово «пожалуйста» мы ожидаем, когда ребенок хочет что- то получить, а «спасибо» — когда он что-то уже получил. Но слово «извините» должно произноситься в гораздо более сложных ситуациях, не механически. Слово «извините» мы требуем от малыша в ситуациях для него сложных, недостаточно четких, которые связаны с сильными эмоциями, среди которых печаль и раскаяние, но которых он может и не чувствовать. Мы требуем от ребенка сказать «прости», когда в нем кипит ярость и желание мести, когда он боится реакции взрослого и наказания, когда он разбалован и разочарован, когда громко чего-то требует, когда сам удивлен, что невольно что-то разрушил. Ребенка заставляют сказать, и он говорит, но следует ли за этим сожаление и раскаяние? Бывает по-разному. Поэтому в сознании ребенка слово «Извините» может приобретать совсем другой оттенок. Он остается в голове ребенка как своего рода пароль, которого требуют взрослые; полезное заклинание, чтобы успокоить их или добиться смягчения наказания. Мы требуем: «Вот когда извинишься, то…», «Иди быстро извинись!», «Ты должен извиниться перед бабушкой», «Извинись, я жду», «Пока ты не извинишься, молчи», «Давай! Я слушаю, что ты хочешь сказать», «Нет, я не хочу слышать никаких оправданий, ты должен немедленно извиниться». Вам такое знакомо?

Если ребенок привыкает извиняться без собственной воли, без раскаяния, только потому, что этого кто-то ожидает, то вступление во взрослую жизнь может быть равносильно прекращению принуждения извиняться. Если в семье есть неписаное правило, что только дети должны извиняться, а взрослые никогда, то в зрелом возрасте такие дети не будут склоны извиняться ни перед своими детьми, но и перед кем бы то ни было. «В конце концов, я больше не ребенок, поэтому мне не нужно извиняться». Отсюда и возникает это возмущение: «Что? Я должен извиняться перед ребенком? Ведь это младший извиняется перед старшим, а не наоборот!». В любом случае придется сначала научиться действительно извиняться, а не просто говорить «извините». Можно осознать разницу в следующем примере: разница между написанием слов «Я люблю тебя» любимому человеку в любовном письме и их вводом в качестве пароля к компьютеру. Извинение не должно быть паролем для ввода в систему, пропуском для того, чтобы что-то получить, а должно быть отражением нашего истинного намерения и проявлением заботы о чувствах другого человека. Таким образом, вы должны помнить, что «извините, но…» это не извинение, а оправдание. Если мы хотим преуменьшить свою вину, отказаться от части ответственности, то возникает курьез, потому что мы вроде как извиняемся, но тем не менее не признаем вину. Заявление: «Извините, что кричал, но я был очень расстроен», предполагает, что высокий уровень разочарования дает мне право кричать на ребенка. Специалисты по коммуникации говорят, что частица, НО аннулирует все предшествующие извинения. Поэтому, если в наших извинениях должно быть какое-то, НО, то скорее перед словом «извините», например, «я ужасно устал, у меня был тяжелый день, но даже в усталости родители не должны терять самообладание, и я прошу прощения».

Извиняться надо за свое конкретное поведение. «Прости, что я отшлепала тебя», «Прости, что я высмеяла тебя». Извинения должны быть освобождающими и очищающими – для обеих сторон, а не только для нас. В центре извинений должны быть не гневные эмоции, а именно тот вред за который извиняются. Ребенок не должен быть обременен миссией утешить родителя, разбитого своим воспитательным провалом.  Зрелость — это также контроль над порывами эмоций, и родитель, несмотря на свои ошибки и слабости, должен быть тем, с кем ребенок чувствует себя в безопасности, кто ведет и дает направление.

За что извиняться?

Важно извиняться за конкретное поведение-давайте не будем извиняться за эмоции, потому что они не плохие, даже если они трудные или неприятные. Чувство ярости, гнева или гнева морально и физиологически не отличается от ощущения радости, страха или волнения. Эмоции — это просто реакция на то, что с нами происходит. Давайте не будем учить детей извиняться за эмоции – это все равно, что извиняться за то, что мы потеем или у нас мурашки по коже. То есть лучше – не «Прости, что разозлился на тебя», а: «Прости, что в гневе назвал тебя идиотом и стукнул кулаком по столу». Так мы показываем, что выражение гнева было неуместным, а не само чувство. Мы должны учить контролировать порывы эмоций.

А за что извиняться перед детьми?

За битье – всегда! И даже, если кто-то имеет свое особое мнение о пользе наказание детей побоями, то следует помнить о том, что это может быть уголовно наказуемо. Все точка, нельзя. Находите другие способы воспитания. «Мне жаль, что я ударила тебя, никого нельзя бить, я не должна этого делать, даже когда я очень злюсь» — так примерно и должно звучать извинение.

За словесное оскорбление, которое, впрочем, бывает более суровым, чем пощечина. В гневе мы говорим разные вещи, в том числе и такие, о которых потом сожалеем или которые вовсе не являются правдой, и выкрикиваем их только потому, что, ослепленные яростью, хотим сделать больней, сильней задеть. За такие словесные выпады надо извиниться, а также за то, что не справился с гневом. Дети очень долго помнят неприятные слова, может даже всю жизнь. Но зачем оставлять в их памяти то, что не является правдой? Это ослабляет не только их самооценку, но и нашу связь с ними, которая является очень ценной.

Дети должны не только слышать от нас «извини», но и быть свидетелями других наших извинений. Видеть нас, когда мы извиняемся перед другими людьми. Хорошее правило — никогда не ссориться сильно при детях, и пусть будет как можно больше семей, в которых оно соблюдается. Но давайте посмотрим правде в глаза: большинство детей, к сожалению, видят, как их родители спорят. И если ребенок стал свидетелем ссоры родителей, то он должен стать и свидетелем их извинений. А если ссора переросла в нечто большее, то ребенок тоже должен услышать извинения обоих родителей за то, что он стал наблюдателем этой неприятной сцены.

Некоторые родители считают, что извинения перед ребёнком могут испортить или ослабить их репутацию, что дети перестанут их уважать. Напротив, искренние извинения перед детьми могут принести много преимуществ. Так что, возможно, стоит попробовать. Ведь на самом деле, почему бы не извиниться перед детьми?

http://www.miesiecznik.wdrodze.pl  POWIEDZ DZIECKU: PRZEPRASZAM, autor Anna Dembińska

Мы будем рады любой, но ежемесячной помощи — это позволит нам увереннее чувствовать себя и надёжнее строить планы нашей работы — ПОЖЕРТВОВАТЬ

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости