8 августа. Святой Доминик, священник. Память

Святой Доминик – выдающийся средневековый проповедник, борец с ересью альбигойцев, основатель Ордена Проповедников (Доминиканцев, OP). С его именем предание связывает почитание Девы Марии в молитве Розария.

Доминго де Гусман Гарсес родился в 1170 г. в знатной кастильской семье Гусманов. Эта семья отличалась строгим католическим благочестием, так что ее дом напоминал скорее монастырь, чем веселый рыцарский замок с пирами и турнирами. Мать св. Доминика Хуана де Аса и его младший брат Маннес впоследствии будут причислены к лику блаженных, а старший брат Антонио был священником известным помощью бедным и уходом за больными в госпитале.
Доминик был крещен в честь святого Доминика Силосского, мощи которого покоились неподалеку от родного города Гусманов Каларуэге. Житие св. Доминика Гусмана сообщает, что незадолго до его рождения донне Хуане во сне явился св. Доминик Силосский и предсказал, что ее сын станет «светом Церкви и грозой еретиков». В еще одном сне донна Хуана увидела черно-белую (такими позднее будут цвета Ордена Доминиканцев) собаку, несущую в зубах факел, который освещает весь мир. А в ходе церемонии Крещения младенца Доминика крестная заметила, что как только вода коснулась его чела, на нем воссияла подобная бриллианту звезда. Уже после смерти св. Доминика его духовная дочь Цецилия (позднее причисленная к лику блаженных), выступая на канонизационном процессе, утверждала: «От его лба и точки между бровями исходила сила, подобная лучу света и наполнявшая людей любовью и благоговением».

Юный Доминик очень охотно усваивал благочестивый дух своей семьи: его любимым делом было сопровождать мать на Мессу и повторять вслед за ней слова молитв, а стремясь угодить Богу своими аскетическими практиками, он вылезал по ночам из кроватки и спал на голых досках.
В возрасте семи лет родители отдали Доминика на воспитание его дяде по матери, набожному священнику, и с тех пор всё его время было распределено между учебой, молитвой и исполнением обязанностей министранта (алтарника).


В 14 лет юный Доминик отправился на учебу в университет Валенсии, где прослушал обычный курс риторики, философии и естественных наук, проявляя при этом особый интерес к Священному Писанию. В этот период он обращал на себя внимание исключительной скромностью и любовью к бедным. Так во время голода 1191 г. он, движимый состраданием, после того, как истратил на помощь нуждающимся все имевшиеся у него наличные деньги, продал свои личные вещи и даже книги, по которым учился, со сделанными на полях собственноручными пометками, и все вырученные средства раздал беднякам. Книги тогда (печатного дела еще не было) были крайне дороги, и коллеги Доминика были изумлены его поступком, считая, что он тем самым лишает себя возможности получения образования, а Доминик отвечал: «Неужели я буду учиться по мертвой коже, когда живые люди умирают от голода?» В конце концов, побуждаемые примером Доминика, профессора и студенты университета собрали значительные пожертвования, которые позволили многим людям спастись от голодной смерти.

Проведя в общей сложности в университете 10 лет и закончив наконец курс богословия, Доминик получил священническое рукоположение и вступил в Общину регулярных каноников (по уставу св. Августина) при кафедральном соборе города Осма, в которой вскоре стал заместителем настоятеля. Его аскетические практики, включая самобичевания, были столь суровыми, что настоятель просил его смягчить их.

В 1203 г. настоятель Общины каноников Диего де Асеведа стал епископом Осмы. Король Кастилии Альфонс IX отправил его с миссией в Данию, дабы добиться согласия на брак датской принцессы с испанским принцем. Епископ взял с собою в путь Доминика. Проезжая через южную Францию, Доминик обратил внимание на ужасающую религиозную ситуацию в этом регионе. Вся эта местность была заражена ересью альбигойцев (они же – катары). Еретики держались манихейского дуализма, признавая материю как таковую исключительно злым началом. Они отрицали Таинства, вообще весь церковный культ и иерархию, но притом отличались повышенной миссионерской ревностью. По этой причине католичества в Лангедоке (так называлась эта провинция) уже практически не было, храмы и монастыри лежали в развалинах. Но тогда же Доминик одержал свою первую духовную победу. Хозяин постоялого двора в Тулузе, где остановилось посольство, тоже был еретиком, но после продолжавшейся всю ночь беседы с Домиником он вернулся в лоно католичества.

Позднее епископ Диего и Доминик отправились с паломничеством в Рим. Диего, ощущавший у себя призвание скорее к миссионерству, чем к епископству, намеревался испросить у Папы Иннокентия III позволения отправиться с миссией к татарам, которые как раз тогда начали свою экспансию, однако Папа повелел ему вместе с Домиником присоединиться к легатам Святого Престола, направлявшимся в Лангедок для борьбы с альбигойской ересью. Тогда же Доминик в общих чертах сформулировал свой проект противодействия еретикам: с ними следовало бороться их же оружием. Католические священники зачастую ограничивались одним лишь исполнением обрядов, а еретики много проповедовали и были активными миссионерами. Коррумпированные католические прелаты предавались алчности и выставляли напоказ свое богатство, а еретики нарочито презирали материальные блага. Значит, противопоставить им нужно было католическое миссионерство, убедительную проповедь, притом проповедники должны были жить в бедности и предаваться аскезе, нисколько не уступая в этом своим оппонентам. Доминик принял добровольный обет нищеты и постановил отныне питаться одним подаянием.

Несколько месяцев Диего и Доминик проработали вместе с монахами-цистерсами. Переходя из города в город, они устраивали публичные диспуты, на которых присутствовали все жители. Эта проповедь развивалась с переменным успехом: например, если в Сервиане после продолжавшихся неделю диспутов все горожане вернулись в лоно Церкви, то в Безье пятнадцать дней миссионерских трудов не принесли ничего. То же самое было в Каркасоне. Доминик (а он остался один после того, как Папа отозвал епископа Диего, поручив ему иные задания) чем дальше, тем яснее осознавал, что «жатвы много, а делателей мало», и его мечтой стало собрать общину миссионеров и проповедников, состоящую как из мужчин, так и из женщин, которые были бы «защитниками веры и истинными светильниками миру».

Дело в том, что руководители альбигойцев, называемые «совершенными» или «чистыми», учреждали своеобразные общежительные школы для подготовки миссионеров, называемые «конвентами», причем очень заметную роль в этой работе играли женщины. Вот и Доминик создал в городе Фанжо нечто вроде «конвента», первыми ученицами которого стали девять девушек из благородных фамилий, обращенных из альбигойской ереси. По мысли Доминика, эти женщины должны были превзойти в набожности, праведности и любви к Иисусу женщин-еретичек. Особое «знамение Господне», или «Сигнаду» на местном наречии (им был огненный шар, нисходивший с небес две ночи подряд), указало место новой обители. Им стал городок Пруйль в миле от Фанжо, известный своим Богородичным святилищем со статуей Марии с Младенцем Иисусом и глобусом, слывшей чудотворной.
Доминику удалось найти понимание у епископа Тулузы Фулька, который передал ему храм Пресвятой Девы Марии в Пруйле с небольшим участком земли, где и разместился женский монастырь, получивший название обители «Святой Проповеди», а его сестер стали называть «проповедницами». Устав для этой обители был написан лично Домиником. Произошло это в 1206 г. Понемногу в Пруйле начала формироваться и небольшая община братьев-проповедников,ставшая полноценным братством к 1217 году. Естественно, ее настоятелем, после смерти в Осме в 1207 г. епископа Диего, стал именно Доминик. В 1215 г. епископ Фульк Тулузский официально назначил Доминика и его сподвижников проповедниками вверенной ему епархии.

Общежитие первых последователей Доминика располагалось в центре епархии, в Тулузе. У братьев была своя библиотека,основу которой составляли книги, подаренные епископом. Вновь присоединявшиеся к братству лица проходили обучение в основанной Фульком епархиальной школе, которую возглавлял будущий архиепископ Кентерберийский, Александр Ставенсби. Доминик настаивал, чтобы все братья получали степень доктора богословия. Духовная жизнь сообщества зиждилась на трех столпах: созерцании, глубоком теологическом образовании и апостолической деятельности.

В том же 1215 году Фульк и Доминик отправляются на созванный Иннокентием III IV Латеранский собор, где Доминик представил на утверждение понтифика Устав фактически уже возникшего нового Ордена. Однако Папа не спешил подписывать его, а затем неожиданно скончался. Тем не менее, преемник Иннокентия III Гонорий III отнесся к Доминику и его делу очень благосклонно. В двух буллах, изданных в один и то же день, он утвердил новый Орден и обратился к Доминику и его братьям с пророческим призывом стать «светом миру и оплотом веры». Братство получило официальное наименование «Ордена Проповедников» (OP: Ordo Praedicatorum) и единственную в своем роде на тот момент привилегию быть папской институцией, т.е. подчиняться непосредственно Папе. В это время членами Ордена было всего лишь 16 братьев.

Они с огромной радостью приветствовали своего настоятеля, вернувшегося к ним в середине мая 1217 г. Но их радость сменилась недоумением, когда они узнали о намерении Доминика рассеять это маленькое братство, дабы Орден мог возрастать численно и расширять свою деятельность по всему миру. Многие отговаривали Доминика от этого шага, но он оставался непреклонен. В Пруйле осталось два человека. Семеро братьев должны были представлять Орден в Парижском университете, двое отправлялись в Сен-Ромен, четверо – в Испанию, а еще одному предстояло сопровождать Доминика, который намеревался опять идти в Рим. Все они отправились в путь как истинные апостолы, получив в дорогу лишь благословение. Некоторые присутствующие при этом монахи-цистерсы недоумевали, как это Доминик посылает проповедовать и учить «неопытных мальчиков», на что Доминик ответил: «Я знаю, что эти мальчики благополучно пойдут и вернутся, собрав большой урожай душ».

Сам Доминик отправился в Рим в октябре 1217 года. Весь путь он и спутники проделали пешком, питаясь лишь подаянием, передвигаясь босиком между городами и селениями. На ночлег они останавливались в домах благочестивых людей, которые получали очень многое за те несколько часов, которые святой проводил у них. И на всём пути через Францию, Германию, Швейцарию и Италию к Доминику присоединялись всё новые кандидаты на поступление в основанное им братство, просившие об учреждении новых конвентов.

Папа Гонорий встретил Доминика очень радушно и передал ему древнюю церковь Св. Сикстуса с прилегающими постройками. Благодаря пожертвованиям верующих, строения удалось расширить так, что они смогли вместить значительное число братьев. За три месяца пребывания в Риме Доминик собрал вокруг себя более сотни последователей. Затем, верный принципу «зерно нужно сеять, а не хранить», он вызвал из Парижа своего любимого ученика Бертрана Гарригуанского, чтобы основать братство в Болонье, известной своим прославленным университетом.

Позднее Папа Гонорий передал Доминиканскому Ордену помещение римского монастыря Санта Сабина, а монастырь Св. Сикстуса был предоставлен доминиканским монахиням. Пока отстраивался новый монастырь, братья-доминиканцы временно проживали в резиденции Римского понтифика. Доминик был очень огорчен царящими там нравами: пока кардиналы обсуждали дела Церкви, их слуги играли в азартные игры. По просьбе Папы Доминик начал объяснять Священное Писание не только маленькой группе братьев, но и всей Папской Курии. Впоследствии очень многие доминиканцы исполняли эту почетнейшую обязанность «проповедников Папского Дома». Кроме того, находясь в Риме, Доминик ежедневно проповедовал в какой-то из церквей Вечного Города. Здесь он ввел среди братьев Ордена обычай начинать проповедь со славословия Деве Марии.

В Риме к братству присоединились два поляка, Гиацинт и Сеслаус. Они стали основателями Доминиканского Ордена в Восточной Европе. До монгольского нашествия доминиканская обитель существовала даже в Киеве.

К этому же периоду жизни святого относится основание Третьего Ордена доминиканцев-мирян, вначале известного под именем «Воины Иисуса Христа». В момент учреждения в нем хотели видеть религиозный рыцарский орден, призванный защищать Церковь, в том числе и с оружием в руках. Но с течением времени он стал называться«Третий Орден Кающихся Святого Доминика» или «Орден Святого Доминика от покаяния». Изменение название отражало изменение его характера: заботы военной службы сменились делами милосердия и покаяния, и в орден стали принимать мужчин и женщин. Обычно такие группы благочестивых верующих формировались вокруг доминиканских монастырей и, тем самым, святость монашеской жизни проникала в светскую жизнь.
Существуют легенды о встречах Доминика с Франциском Ассизским и о крепкой дружбе, соединявшей этих двух удивительных святых-современников.

Летом 1218 года у Доминика появился послушник чрезвычайных дарований –Реджинальд Орлеанский, впоследствии причисленный к лику блаженных. Во время тяжкой болезни он имел видение Пресвятой Девы, которая совершила над ним помазание, после чего он исцелился. Именно блаженному Реджинальду Приснодева в ходе одного из последующих видений показала одеяние доминиканцев, появившись перед ним с черно-белым хабитом в руках и сказав: «Смотри, вот одежда вашего Ордена». С того времени характерный доминиканский плащ с капюшоном заменил стихарь регулярных каноников.

Следующие несколько лет Доминик провел в странствиях по Испании, Франции и Италии, основывая новые монастыри и посещая имеющиеся. Современники отмечали, что Доминик любил всех людей – богатых и бедных, простых и благородных, и его любили все, кроме еретиков, которых он обличал в проповедях. Но и к ним он был милосерден, увещевая их, склоняя к покаянию и истинной вере. Святой проповедовал и исповедовал в любом месте, через которое проходил.

Во всех трудах и заботах, невзирая на голод, жажду, усталость, длительные путешествия и многочисленные препятствия, сердце Доминика было всегда свободно и открыто Богу, как если бы не существовало ничего кроме Него. Однажды в Болонье, в частном разговоре со святым цистерцианским отцом, Доминик признался: чего бы он ни попросил у Господа, всё это всегда исполнялось.
Ночи святой всегда проводил в молитве. Он никогда не позволял себе нежиться в кровати, а если иногда ему нужно было немного отдохнуть, то ложился на голый пол у подножия алтаря. Он носил на поясе железную цепь и трижды за ночь до крови бичевал себя, сначала за свои собственные грехи, потом за обращение грешников и, наконец, за души в чистилище.

Все знавшие его люди говорили, что никогда не видели такого смиренного человека. Его милосердие и сокрушенное сердце проявлялись и в молитвах, в которые он включал отрывки из псалмов, отражавших его душевное состояние, и в его заботах о ближнем, и в благодарности жертвователям.

В начале августа 1221 г. по дороге из Венеции в Болонью Доминик почувствовал себя плохо. Болезнь усиливалась, и в пятницу 6 августа около полудня он скончался в помещении конвента Св. Николая в окружении братьев, дав им последнее наставление: «Будьте стойкими и усердными в служении нашему Господу, прилагайте все усилия для распространения нашего Ордена, которое только начинается. Вы знаете, что служение Господу – ваш долг, но вы должны служить ему всем сердцем. Стремитесь к святой жизни, будьте верны уставу, возрастайте в целомудрии. Кроме того, дети мои, я завещаю вам иметь милосердие и смирение и хранить свои сокровища в суровой бедности».
Папа Григорий IX причислил Доминика к лику святых в 1234 г. Поскольку на 6 августа приходится праздник Преображения Господня, день его памяти был установлен на 8 августа.

Житие приписывает св. Доминику многие чудеса. Одна их группа связана с обращением еретиков. Так однажды Доминик увещевал нескольких жнецов не работать в воскресенье. Один из них так разгневался, что хотел убить святого серпом, но остальные жнецы вдруг увидели, что сжатые ими снопы покрылись кровью. Пораженные увиденным, они тут же обратились и последовали за Домиником.

В другой раз процедура диспута с еретиками включала «испытание огнем»: в костер были помещены альбигойские писания и книга, написанная Домиником. Еретические писания сгорели, а книгу Доминика некая сила трижды исторгала из среды огня.
Согласно Житию, Доминик неоднократно воскрешал умерших, среди которых был и племянник кардинала Орсини Наполеон, разбившийся насмерть при падении с лошади.

Особая группа чудес связана с явлением святому и некоторым его последователям Пресвятой Богородицы. С тех пор Доминиканский Орден отличается исключительным почитанием Пречистой Девы. Дева Мария указала, каким должно быть одеяние монахов этого ордена. А когда Доминик однажды молился перед статуей Богородицы в Пруйле, Она вручила ему Розарий и сообщила, что это – именно та молитва, которой предстоит сокрушить еретиков.

С течением времени борьба с ересью, ради которой первоначально был создан Доминиканский Орден, отошла на второй план, однако братья-доминиканцы, одним из главных харизматов которых стала богословская образованность, внесли свой немалый и очень разнообразный вклад в развитие различных церковных наук, в укрепление интеллектуального фундамента веры.

Источник:  Сибирская католическая газета ©sib-catholic.ru

Мы будем рады любой, но ежемесячной помощи — это позволит нам увереннее чувствовать себя и надёжнее строить планы нашей работы — ПОЖЕРТВОВАТЬ

Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости