Римско - католическая Церковь на севере Кузбасса
Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Ин.8,12

                       Святая Джанна Беретта Молла

   16 мая 2004 года Иоанн Павел II причислил к лику святых необыкновенную женщину – врача, активистку Католического Действия, супругу и мать Джанну Беретту Молла, которая пожертвовала своей жизнью ради спасения жизни своего четвертого ребенка.


28 апреля 1962 года душа Джанны отошла в иной мир после недели тяжелейших мучений. Вот ее последние слова, обращенные к мужу: «Пьетро, я была исцелена. Пьетро, я была уже не с вами и знаешь, что я видела? Однажды я расскажу тебе. Но поскольку мы были слишком счастливы, нам было хорошо с нашими чудесными детишками, пышущими здоровьем и благодатью, поскольку мы были осыпаны всеми благословениями Неба, меня снова направили сюда, вниз, чтобы еще пострадать, ведь несправедливо предстать пред Господом, не вкусив страдания». За семь месяцев до этого Джанна без колебаний приняла решение об опасной операции по удалению опухоли с сохранением жизни ребенка внутри нее, хотя врачи были против такого решения, сопряженного с большим риском, и настаивали на аборте. «Я готова на все, лишь бы сохранить жизнь моего малыша», – говорила она.

После перевода в 2005 году на русский язык книги Марии Хильдегарды Брем «Гимн жизни», о новой святой подробно узнали и в России. Имя Джанны Беретты Молла стало в католических кругах своего рода символом защиты нерожденной жизни. Но не все люди, даже считающие себя верующими, увы, признают святую ценность совершенного ею поступка. Иногда можно услышать мнение, что Джанна поступила опрометчиво, оставив троих совсем маленьких детей без матери и отдавшись идее спасения нерожденного малыша, который еще и «не человек» вовсе. Куда было бы лучше, полагают сторонники этого мнения, спасти свою жизнь и посвятить ее уже рожденным детям, дав им сполна материнской любви и других благ… Это популярно сейчас – говорить о том, что надо родить одного-двоих и дать им все лучшее. Но Джанна Беретта Молла писала: «Я исполню волю Бога, а Бог позаботится о моих детях», тем самым признавая Бога не только подлинным Творцом жизни, но и еще подателем всего необходимого для нее человеку.

Почему-то нам кажется, что «недоразвитый» плод в материнской утробе еще не совсем человек. Наверное, потому что мы придаем слишком большое значение благополучию и «счастью» в мирском понимании и заведомо отметаем все «мешающее» ему. Но трудно себе представить благополучие после аборта – это будет заведомо пустое, несчастное благополучие, лишенное подлинной радости и смысла. Кроме того, мы привыкли доверять только чувственным ощущениям. Малыш же внутри матери до тех пор, пока она не начинает чувствовать его шевелений примерно на четвертом месяце беременности, неосязаем чувственным восприятием, но воспринимаем лишь духовным зрением. Джанна приняла решение об опасной для себя операции и сохранении жизни ребенка на втором месяце. Она сделала бы это и раньше, если бы возникла необходимость, поскольку для нее не имело значение, сколько продлилась человеческая жизнь, главным было то, что она возникла по воле Бога и изначально была призвана к вечности.

Есть еще один вопрос, непонятный нашему поколению контрацептивного мышления – зачем вообще надо было планировать четвертого ребенка в 40 лет, имея проблемы со здоровьем и три непростые беременности в прошлом? Ответов на этот вопрос много, но тут важно не столько понимать умом, сколько чувствовать душой, какой прекрасной и сильной может быть большая семья во главе со Христом! Наверное, Джанна Беретта Молла, cама будучи десятым ребенком из тринадцати детей в прекрасной верующей семье, знала об этом лучше кого бы то ни было. Она пронесла этот идеал через всю свою жизнь, сначала даря себя пациентам и воспитанницам из движения Католического Действия, затем, после замужества – мужу и детям. Идеал подлинно христианской семьи определил многие черты ее личности и более всего – трепетную любовь к сотворенной Богом жизни.

Есть, впрочем, один очень важный с точки зрения христианства ответ на вопрос о том, зачем нужно было хотеть и планировать четвертого ребенка. Возможно, так могла бы ответить Джанна Беретта Молла, будучи человеком, глубоко укрепленным в вере – без этого ребенка вся семья не смогла бы со временем обрести полноту воссоединения и счастья в Царствии Небесном. Ведь торжество подлинной Жизни невозможно без торжества жизни земной, а последнее означает защиту и участие в преумножении жизней других людей порою даже ценою собственной.

Вот свидетельство средней дочери Джанны Лауретты Моллы – фрагмент из ее школьного сочинения, написанного в шестнадцатилетнем возрасте: «Мне было всего три года и я, может быть, не понимала значения всех этих горящих свечей и всех этих рыданий… То, что запечатлелось во мне более всего, это образ настоящей матери, осознающей свои обязанности по отношению к семье… Она исполняла работу врача с таким старанием и радостью, и больше всего она любила лечить детей, особенно наиболее нуждающихся. Самым сильным впечатлением в моей жизни является глубокое восхищение моей матерью, отдавшей жизнь ради своего ребенка… Я действительно горжусь, что у меня такая мужественная мама, сумевшая поистине жить так, как желал Бог… Я всегда ощущаю ее рядом с собой, и она помогает мне, как если бы была жива». Не правда ли, эти красноречивые слова более чем что бы то ни было говорят о том, что Бог действительно позаботился об оставленных без матери детях, которых после ее смерти растил и воспитывал их отец и его сестра. Не менее красноречивым фактом стало присутствие мужа и детей Джанны на церемониях ее беатификации и затем канонизации, а также вся их мирная жизнь.

Джанна Беретта Молла выросла в подлинно христианской семье, с раннего детства была окружена проявлениями истинной веры и любви, ее путь к святости без всякого сомнения начался с самого зарождения ее жизни. Изучение ее биографии неизбежно ставит перед читателем молчаливый вопрос – как можно жить так просто, ни на мгновение не теряя доверия к Божественному Провидению и любви к ближним, быть постоянной в верности Богу, Церкви, без сомнений, срывов и отступлений от истины? Ответ приходит после пристального созерцания родительской семьи Джанны, после вчитывания в описания их каждодневной жизни в молитве, труде, Евхаристии, общении друг с другом. Антонио Сикари замечает: «Святость вообще всегда отличается простотой отношений с Господом Иисусом, а простота эта всегда начинается со встречи. Жить в семье действительно христианской означает обрести эту сверхъестественную встречу с Богом совершенно «естественно», как совершенно естественно встречаться каждый день с отцом и матерью, слушать их наставления, брать пример с их усердия и заботы, принимать их наказания и прощение, одним словом, научиться их вере, надежде и любви. В таком случае чудо обращения (буквально «оборачивания» ко Христу) происходит легко и просто, все равно что ребенку обернуться на ласковый зов матери. Святость Джанны так и началась».

Жизнь Джанны Беретты Молла, ее жертва ради спасения ребенка, говорят нам более всего о том, что путь к Богу, к святости лежит через семью. Не каждому из нас повезло родиться и вырасти в подлинно христианской семье, но у каждого из нас есть шанс внести свой вклад в то, чтобы семьи наших детей, внуков, правнуков обрели подлинную жизнь с Богом, поставив в центр Иисуса Христа. Для этого нужно молиться, учиться доверять Богу и, не медля, вставать после каждого падения. И еще мыслить масштабно, с учетом не сиюминутной выгоды, но вечности, как мыслила святая нашего времени Джанна Беретта Молла.

Вероника Бикбулатова
Источник: Рускатолик.рф

Святая Джанна Беретта Молла

16 мая 2004 года Иоанн Павел II причислил к лику святых необыкновенную женщину – врача, активистку Католического Действия, супругу и мать Джанну Беретту Молла, которая пожертвовала своей жизнью ради спасения жизни своего четвертого ребенка.


28 апреля 1962 года душа Джанны отошла в иной мир после недели тяжелейших мучений. Вот ее последние слова, обращенные к мужу: «Пьетро, я была исцелена. Пьетро, я была уже не с вами и знаешь, что я видела? Однажды я расскажу тебе. Но поскольку мы были слишком счастливы, нам было хорошо с нашими чудесными детишками, пышущими здоровьем и благодатью, поскольку мы были осыпаны всеми благословениями Неба, меня снова направили сюда, вниз, чтобы еще пострадать, ведь несправедливо предстать пред Господом, не вкусив страдания». За семь месяцев до этого Джанна без колебаний приняла решение об опасной операции по удалению опухоли с сохранением жизни ребенка внутри нее, хотя врачи были против такого решения, сопряженного с большим риском, и настаивали на аборте. «Я готова на все, лишь бы сохранить жизнь моего малыша», – говорила она.

После перевода в 2005 году на русский язык книги Марии Хильдегарды Брем «Гимн жизни», о новой святой подробно узнали и в России. Имя Джанны Беретты Молла стало в католических кругах своего рода символом защиты нерожденной жизни. Но не все люди, даже считающие себя верующими, увы, признают святую ценность совершенного ею поступка. Иногда можно услышать мнение, что Джанна поступила опрометчиво, оставив троих совсем маленьких детей без матери и отдавшись идее спасения нерожденного малыша, который еще и «не человек» вовсе. Куда было бы лучше, полагают сторонники этого мнения, спасти свою жизнь и посвятить ее уже рожденным детям, дав им сполна материнской любви и других благ… Это популярно сейчас – говорить о том, что надо родить одного-двоих и дать им все лучшее. Но Джанна Беретта Молла писала: «Я исполню волю Бога, а Бог позаботится о моих детях», тем самым признавая Бога не только подлинным Творцом жизни, но и еще подателем всего необходимого для нее человеку.

Почему-то нам кажется, что «недоразвитый» плод в материнской утробе еще не совсем человек. Наверное, потому что мы придаем слишком большое значение благополучию и «счастью» в мирском понимании и заведомо отметаем все «мешающее» ему. Но трудно себе представить благополучие после аборта – это будет заведомо пустое, несчастное благополучие, лишенное подлинной радости и смысла. Кроме того, мы привыкли доверять только чувственным ощущениям. Малыш же внутри матери до тех пор, пока она не начинает чувствовать его шевелений примерно на четвертом месяце беременности, неосязаем чувственным восприятием, но воспринимаем лишь духовным зрением. Джанна приняла решение об опасной для себя операции и сохранении жизни ребенка на втором месяце. Она сделала бы это и раньше, если бы возникла необходимость, поскольку для нее не имело значение, сколько продлилась человеческая жизнь, главным было то, что она возникла по воле Бога и изначально была призвана к вечности.

Есть еще один вопрос, непонятный нашему поколению контрацептивного мышления – зачем вообще надо было планировать четвертого ребенка в 40 лет, имея проблемы со здоровьем и три непростые беременности в прошлом? Ответов на этот вопрос много, но тут важно не столько понимать умом, сколько чувствовать душой, какой прекрасной и сильной может быть большая семья во главе со Христом! Наверное, Джанна Беретта Молла, cама будучи десятым ребенком из тринадцати детей в прекрасной верующей семье, знала об этом лучше кого бы то ни было. Она пронесла этот идеал через всю свою жизнь, сначала даря себя пациентам и воспитанницам из движения Католического Действия, затем, после замужества – мужу и детям. Идеал подлинно христианской семьи определил многие черты ее личности и более всего – трепетную любовь к сотворенной Богом жизни.

Есть, впрочем, один очень важный с точки зрения христианства ответ на вопрос о том, зачем нужно было хотеть и планировать четвертого ребенка. Возможно, так могла бы ответить Джанна Беретта Молла, будучи человеком, глубоко укрепленным в вере – без этого ребенка вся семья не смогла бы со временем обрести полноту воссоединения и счастья в Царствии Небесном. Ведь торжество подлинной Жизни невозможно без торжества жизни земной, а последнее означает защиту и участие в преумножении жизней других людей порою даже ценою собственной.

Вот свидетельство средней дочери Джанны Лауретты Моллы – фрагмент из ее школьного сочинения, написанного в шестнадцатилетнем возрасте: «Мне было всего три года и я, может быть, не понимала значения всех этих горящих свечей и всех этих рыданий… То, что запечатлелось во мне более всего, это образ настоящей матери, осознающей свои обязанности по отношению к семье… Она исполняла работу врача с таким старанием и радостью, и больше всего она любила лечить детей, особенно наиболее нуждающихся. Самым сильным впечатлением в моей жизни является глубокое восхищение моей матерью, отдавшей жизнь ради своего ребенка… Я действительно горжусь, что у меня такая мужественная мама, сумевшая поистине жить так, как желал Бог… Я всегда ощущаю ее рядом с собой, и она помогает мне, как если бы была жива». Не правда ли, эти красноречивые слова более чем что бы то ни было говорят о том, что Бог действительно позаботился об оставленных без матери детях, которых после ее смерти растил и воспитывал их отец и его сестра. Не менее красноречивым фактом стало присутствие мужа и детей Джанны на церемониях ее беатификации и затем канонизации, а также вся их мирная жизнь.

Джанна Беретта Молла выросла в подлинно христианской семье, с раннего детства была окружена проявлениями истинной веры и любви, ее путь к святости без всякого сомнения начался с самого зарождения ее жизни. Изучение ее биографии неизбежно ставит перед читателем молчаливый вопрос – как можно жить так просто, ни на мгновение не теряя доверия к Божественному Провидению и любви к ближним, быть постоянной в верности Богу, Церкви, без сомнений, срывов и отступлений от истины? Ответ приходит после пристального созерцания родительской семьи Джанны, после вчитывания в описания их каждодневной жизни в молитве, труде, Евхаристии, общении друг с другом. Антонио Сикари замечает: «Святость вообще всегда отличается простотой отношений с Господом Иисусом, а простота эта всегда начинается со встречи. Жить в семье действительно христианской означает обрести эту сверхъестественную встречу с Богом совершенно «естественно», как совершенно естественно встречаться каждый день с отцом и матерью, слушать их наставления, брать пример с их усердия и заботы, принимать их наказания и прощение, одним словом, научиться их вере, надежде и любви. В таком случае чудо обращения (буквально «оборачивания» ко Христу) происходит легко и просто, все равно что ребенку обернуться на ласковый зов матери. Святость Джанны так и началась».

Жизнь Джанны Беретты Молла, ее жертва ради спасения ребенка, говорят нам более всего о том, что путь к Богу, к святости лежит через семью. Не каждому из нас повезло родиться и вырасти в подлинно христианской семье, но у каждого из нас есть шанс внести свой вклад в то, чтобы семьи наших детей, внуков, правнуков обрели подлинную жизнь с Богом, поставив в центр Иисуса Христа. Для этого нужно молиться, учиться доверять Богу и, не медля, вставать после каждого падения. И еще мыслить масштабно, с учетом не сиюминутной выгоды, но вечности, как мыслила святая нашего времени Джанна Беретта Молла.

Вероника Бикбулатова
Источник: Рускатолик.рф

Календарь
11 - 2018
Во По Вт Ср Че Пя Су
  01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Мы советуем