Римско - католическая Церковь на севере Кузбасса
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Мф 5,5

Лия: нелюбимая

14.03.2019

Как много библейских историй происходит у колодца. Это символ, используемый авторами, чтобы раскрыть действие Божие в жизнях персонажей, каждый раз раскрывается по-новому.

 

В повествовании о первой встрече Иакова и Рахили колодец завален. Так частенько делали пастухи в Месопотамии. Для жителей тех мест чистая вода была настоящим деликатесом. Казалось бы, вокруг много водоемов. Но в реках вода была илистой, с запашком. Даже овцы отказывались ее пить. Поэтому колодцы, хоть их и было довольно много, считались настоящим сокровищем. К ним относились очень бережно.

 

Частенько колодцы рылись в поле для того, чтобы поить овец, бредущих от пастбища к пастбищу. Были они низкими и закрывались большими камнями, чтобы туда не упало какое-нибудь невнимательное животное или не налетел песок. Именно к такому колодцу и подошел Иаков, разыскивающий дом своего дяди Лавана.

 

Мы читаем о том, что колодец был завален. Хотя правильнее было бы сказать, что колодец был закрыт большим камнем, который Иаков убрал, чтобы приглянувшаяся ему Рахиль могла напоить овец. В данном случае заваленный колодец – это тайный знак, грустный символ на пути любви Иакова и Рахили. Появляясь в рассказе, он символизирует, как это нередко бывало в сказаниях того времени, закрытое женское лоно, которому не суждено рожать детей. Стоит вспомнить, что и мать Иакова Ревекку слуга Авраама Элиезер встречает у колодца. Тогда колодец был открыт, и девушка напоила водой путника и его верблюдов. Но, тем не менее, у Исаака и Ревекки двадцать лет не было детей. Почему же в этом случае символ не сыграл своей роли? Все дело в том, что этот источник не был предназначен для Элиезара. Ведь не сам Исаак встречает девушку у колодца.

 

Колодец – это еще и символ источника доброты, любви, жизни. Всем этим Ревекка готова поделиться с усталым путником. Она приводит его в дом своего отца, предлагает ночлег. Весь облик ее говорит о том, что ее колодец гостеприимства, уважения к страннику, доброты всегда открыт, что она готова услужить и обогреть. Ведь именно такие качества хотел видеть Авраам в своей будущей невестке, доброе чистое сердце. В случае же с Иаковом все несколько иначе. Он не питает надежд, не надеется на удачу или на помощь Божию. Он пришел исполнить предназначение. И на пути этого предназначения встает преграда, которую еще нужно преодолеть.

 

У Ревекки два сына. У ее брата Лавана две дочери. С самого начала будущая судьба детей предрешена: старшему сыну – старшая дочь, младшему сыну – младшая. От рождения Иакову предназначалась Рахиль. Старшая же Лия должна была выйти замуж за Исава. И тут в продуманный замысел вмешалась хитроумная Ревекка, знавшая кому из сыновей лучше наследовать первородство. Она изменила судьбу сыновей и вместе с тем вмешалась и в судьбу дочерей Лавана. Впрочем, трудно представить, чтобы нежная Лия была счастлива с брутальным Исавом. Древние предание говорит о том, что едва войдя в возраст замужества, она постоянно проливала слезы, страшась и не желая своей судьбы. Именно поэтому в Библии есть упоминание о том, что у Лии были проблемы с глазами. В Синодальном переводе читаем: «Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом и красива лицем» (Быт 29,17). Хотя правильнее было бы сказать, что у Лии глаза были тусклыми. С младенчества девушку воспитывали с мыслью, что она должна стать матерью большого семейства, быть преданной спутницей своего супруга. И, самое главное, своей жизнью служить Всевышнему. Но как же Лия смогла бы это исполнить, став женой Исава? Разве этот грубый человек стремился служить Богу и исполнять Его волю? Лия погружена в свое горе. И ждет появления жениха.

 

Но Исав не приходит. На пороге дома Лавана появляется только один жених, Иаков. Что же теперь будет с несчастной Лией?

 

Считается, что имя Лия, в еврейском языке – Лея, переводится как «овца», но в довольном грустном значении: «измотанная, усталая, слабая». В этом имени есть что-то уничижительное: сама овца. И жизнь бедной Лии так и складывается. Она с плачем принимает свою судьбу стать женой Исава. Однако, когда оказывается, что Исаву она не нужна, будущее девушки становится еще более грустным. Ведь она уже просватана, кто ж теперь будет за нее работать и желать ее в жены? Мало того, она стоит на пути к счастью младший сестры. Лаван, говоря Иакову, что нельзя выдавать замуж младшую сестру раньше старшей, не выходит за рамки обычаев своего языческого окружения.

 

Семья живет в древнем городе Харане. Буквально это название можно перевести как караванная столица. Это место пересечения торговых путей с востока, от реки Тигр, на запад, к средиземноморскому побережью, и с юга, от Ефрата на север, в Анатолию (запад Азии, территория современной Турции). Харан был богатым купеческим городом, где высоко ценилось слово, но не меньшую силу имели обычаи, во многом подкрепленные языческими культами и законами Хамураппи. Пришедший из Ханаана Иаков мог очень много не знать. Хитрый Лаван отправил его из города пасти овец. С одной стороны, будущий зять работал так же, как и его собственные дочери. С другой стороны, он был отделен от дел хозяина дома. А вполне можно предположить, что дела эти были весьма непросты.

 

Впервые с Лаваном мы встречаемся в 24 главе книги Бытия, когда речь идет о сватовстве Ревекки. Тогда он выбегает навстречу слуге Авраама, прельстившись обильными дарами, которые тот преподнес едва встреченной девушке: «И когда он увидел серьгу и запястья на руках у сестры своей и услышал слова Ревекки, сестры своей, которая говорила: так говорил со мною этот человек, — то пришел к человеку, и вот, он стоит при верблюдах у источника; и сказал: войди, благословенный Господом; зачем ты стоишь вне? я приготовил дом и место для верблюдов» (Быт 24, 30-31). В следующий раз мы встречаемся с Лаваном уже в момент прихода в Харан Иакова. В 29 главе читаем, сколь радушно был встречен сын Ревекки: «Услышав новость о сыне своей сестры, Лаван выбежал навстречу Иакову, обнял его, поцеловал и привёл к себе в дом» (Быт 29, 13). Иудейские мудрецы отмечали, что совсем не от счастья обнимал и целовал Лаван Иакова. Когда приезжал гонец от Авраама, то привез множество дорогих подарков. А тут юноша пришел, не приехал на верблюдах, и явно с пустыми руками. Тогда Лаван предположил, что Иаков спрятал подарки под одеждой, как это нередко делали купцы в те времена. Он обнял юношу, надеясь нащупать сквозь ткань мешочки с драгоценностями. Но Иакова ничего не было. Тогда Лаван подумал, что Иаков прячет за щекой кольца или жемчуг, поэтому он поцеловал племянника. Как мы знаем, у Иакова не было никаких богатых даров. Ведь он практически спасался бегством из родного дома.

 

Иаков вошел в дом Лавана. Как предполагают некоторые исследователи, Лаван, следуя обычаям того времени усыновил племянника. Иначе его нахождение под одной крышей с незамужними девушками выглядело бы предосудительным. Став сыном, Иаков начинает работать как сын, т.е. уходит пасти овец. Целый месяц он работает на Лавана бесплатно. Но Иаков пришел не для того, чтобы отсидеться в доме дяди, пока утихнет буря в сердце обиженного Исава. Молодой человек пришел без богатых даров, поэтому теперь он начинает работать, чтобы получить жену. Хитрый Лаван понимает, что Иакову не нужна Лия. Но куда же тогда он денет старшую дочь? Есть шанс, что Иаков передумает жениться, возьмет деньги и уйдет восвояси. «Нехорошо, что ты работаешь на меня даром, ведь ты мой родственник. Как мне рассчитаться с тобой?», — говорит Лаван молодому человеку (Быт 29, 15). Но Иаков хочет получить Рахиль.

 

Иаков работает семь лет. Это число выбирается не случайно. Ведь в нем заключается некий завершенный процесс: от идеи до ее реализации. Число семь еще символизирует клятву, но именно как процесс: от данного слова до реализации обещании. Иудейские мудрецы не очень любят Лавана в том числе и за то, что он нарушил клятву. Интересно, что имя Лаван может быть переведено как «белый». Конечно, Лаван не был блондином. Он просто умел вести себя так, что окружающим его поступки казались правильными, практически безупречными. Но за этой внешней правильностью скрывалась довольно скользкая натура. Если имя Лаван прочитать наоборот, то получится слово «наваль», что значит подлец. В истории с Иаковым он таковым и является, потому что постоянно обманывает племянника, придумывая различные вполне себе благовидные объяснения.

 

Итак, семь лет работает Иаков, чтобы получить красавицу Рахиль. За это время он мог уже хорошо познакомиться с девушкой. Узнать ее привычки, запах ее одежд и кожи… Как же так получилось, что, когда в шатер к нему была введена другая, он не заметил подмены? Библия здесь нам не дает никаких объяснений. Зато иудейская традиция предоставляет богатый материал для размышлений. Можно предположить, что в обмане участвовали не только Лия и Лаван, но и сама Рахиль. Кто как не она мог научить Лию тайным словечкам, которые бывают между влюбленными? Кто как не Рахиль мог одеть и нарядить Лию так, чтобы никто не догадался о подмене? Наконец, именно Рахиль могла поделиться с сестрой любимыми духами. Все гости на свадьбе знали о подмене. Одна из древних легенд говорит о том, что приглашенные на брачный пир, потешаясь над Иаковом, пели некую свадебную песнь, звучащую как «Аллилуйя». «Ха лея» пели гости, намекая жениху, что там, под плотным покрывалом скрывается Лия (Лея). Но Иаков был пришельцем в тех краях и не понял игры слов. Только на утро новоиспеченный муж замечает подмену…

 

Фольклорная традиция говорит о том, что Лия за эти семь лет полюбила Иакова. Он надеялась, что ее скромность произведет на него впечатление, что в его сердце найдется место и для нее. Но Иаков любит Рахиль. И любовь эта столь сильна и очевидна, что даже библейский бытописатель отмечает это. Как и боль, и одиночество Лии не могут остаться незамеченными.

 

Иаков получает Рахиль практически сразу после свадьбы с Лией. Нет упоминаний о брачном пире. Современный перевод предлагает нам такую трактовку событий: «Если ты доведёшь до конца неделю свадебного обряда, то я отдам тебе в жены и Рахиль тоже. Ты же за это должен прослужить мне ещё семь лет» (Быт 29, 27). Получается, что буквально через неделю Иаков все-таки получает свою возлюбленную, хоть и остается работать на Лавана.

 

У бедной Лии практически совсем нет времени, чтобы обратить на себя внимание мужа. Видимо, глаза ее вновь наполнились слезами, и она взывала к Бога так, что «Господь узрел, что Лия была нелюбима, и отверз утробу ее, а Рахиль была неплодна» (Быт 29,31). Бог дает Лие шанс стать любезной мужу благодаря многочадию.

 

И Лия рожает одного ребенка за другим, давая детям имена, вопиющие к Небу и к любимому Иакову. Старшего сына зовут Рувим. Это имя можно перевести как «смотрите, сын». В библейском тексте звучат полные надежды слова Лии: «Господь увидел, как я бедствую: муж мой не любит меня, так, может быть, теперь муж полюбит меня» (Быт 29, 32). Второй сын – Симеон (Шимон), что значит «услышанный». «Господь услышал, что я не любима, и потому послал мне сына» (Быт 29, 33). Третий сын – Левий, что значит «привязанность». «Теперь-то мой муж будет близок ко мне, ведь я дала ему троих сыновей» (Быт 29, 34). Но Иаков остается холоден к Лии. И вот она рожает четвертого сына, Иуду (Иехда), имя, производное от слова «одаа», что значит благодарность. Впервые на страницах Библии звучит благодарность, обращенная в Творцу.

 

Казалось бы, Лия успокаивается. Теперь ее сердце полно благодарности. Может быть, и Иаков стал относиться к ней более благосклонно. Но тут вмешивается Рахиль. Она чувствует себя униженной рядом с многочадной сестрой. И выходит на тропу войны. Она требует, чтобы муж вошел к ее служанке, раз уж не может выторговать у Бога ребенка для нее. Имена, которые получают дети от Валлы, вполне отражают боевой настрой Рахили. И Лия вновь включается в борьбу. Она предает мужу и свою служанку.

 

Женщины перетягивают Иакова, как канат, заставляя метаться между любовью и долгом. При этом он кажется совершенно отстраненным от происходящего. Прямо слышно слова через библейский текст: «Девочки, не ссорьтесь. И ты права, любовь моя. И ты права, ибо дала мне шесть сыновей». Показательна в этом смысле история с мандрагорами. Маленький Рувим, старший сын Лии, которому, как предполагают, тогда было года четыре-пять, идет в поле в дни сбора урожая пшеницы. Традиция утверждает, что дом Иакова жил небогато. Ведь ему приходилось содержать на свой заработок пастуха двух жен, детей и служанок. Малыш пошел, чтобы подобрать колоски, остающиеся после жатвы на полях, принадлежащих его богатому деду Лавану. Так часто поступали бедняки в те времена. Впоследствии аналогичным образом вела себя и Руфь, приходя на поля Вооза. Но Рувим находит дудаим, некое растение, которое в переводе на русский язык названо мандрагорой или плодами мандрагоры. Считается, что речь идет о некоем дикорастущем растении, которое часто самосевом распространялось по кромке полей пшеницы. Корни его напоминали тело человека. Дудаим считался цветком, способствующим деторождению. Трудно сказать, был ли это афродизиак или некое растение, воспринимавшееся как лекарство от бесплодия. Как и невозможно предположить, что же конкретно помогало зачатию: запах цветов, лепестки, корни или плоды.

 

Как бы там ни было, Рувим приносит дудаим Лие, как малыши обычно приносят подарки своим матерям. Конечно, ему хочется, чтобы Лия была любима Иаковом, и он больше времени проводил в ее шатре, а, соответственно, и с ее сыновьями. Рувим приносит своей матери то, что, как ему кажется, сделает ее счастливой. И тут появляется Рахиль, прося Лию уступить ей часть этих дудаим в обмен на ночь с Иаковом. Но самого Иакова при этом никто не спрашивает. Мы можем предположить, что он живет у Рахили, потому что традиция утверждает, что Лия зачинала каждый раз, когда супруг входил в ее шатер. И в этот раз, когда Иаков войдет к Лии, она зачнет сына. Но прежде, чем это произойдет, Лия выйдет навстречу идущему с работы мужу и объявит, что выменяла на мандрагоры Рувима ночь с ним. Существуют весьма запутанные объяснения раввинов, трактующее поведение Лии как верх благородства. Якобы она специально придумала столь хитрый ход, чтобы передать волшебные растения Рахили, и та наконец начала рожать каждый год. Только по факту зачинает Лия и без всяких вспомогательных средств, а Рахили Бог закрывает утробу. Может быть, потому что она решила не относиться к Всевышнему с доверием, а использовать магические средства, дудаим. У Рахили явно была к этому склонность. Впоследствии она украдет из дома отца фигурки местных божков (Быт 31,19). А, может быть, дело было в том, как отнеслась к любви своего мужа, тоже несомненному подарку небес, просто обменяла его, причем сама предложила сделку, услышав горькие слова сестры («Ты уже отняла у меня мужа, — ответила Лия, — а теперь хочешь ещё отнять и цветы моего сына» Быт 30,15). Лия же, страдающая от безответной любви, готова на все, чтобы Иаков пришел к ней. Впрочем, в отличие от Рахили, она не готова идти на подлость и подлог.

 

Лия родит Иакову шесть сыновей и дочь. Но, несмотря на все свои надежды, отражение которым мы находим в именах детей, она так и не обретет любви мужа. Вся ее история – это история поиска и отвержения. Удивительно, но в ходе повествования эта женщина практически не меняется. Она словно одержима Иаковом и не ищет ничего и никого, кроме него. Только в момент рождения четвертого ребенка что-то начинает в ней меняться. В сердце входит благодарность Богу за то, что она уже имеет. Но потом снова темная тоска опускается на Лию. Вполне вероятно, что женщина просто страдала каким-то видом психического расстройства. Не зря же она все время плачет и жалуется на жизнь. Даже родив семь детей, она не чувствует себя счастливой.

 

Иудейские мудрецы много говорят о благодарности. Даже когда наступает период трудностей и разочарований, нужно уметь быть благодарным Богу за то, что уже имеешь. Понимание этого в какой-то момент приходит к Лие, но, увы, ненадолго. Ее образ, довольно схематично созданный библейским бытописателем и дополненный более поздними легендами, словно говорит нам о том, что нужно уметь радоваться тому, что имеешь. В своей тоске Лия не готова заметить те благодеяния, которыми одаривает ее Господь. И отношения с Богом ее тоже не интересуют. Только Иаков. Можно предположить, что именно поэтому в Библии столько внимания уделено Лие и ее конкуренции с сестрой. Она становится прообразом души, не ищущей горнего, не желающей расти и развиваться, но только все пристальнее всматриваться в себя и свои страдания. Даже лучик благодарности, глубокой встречи с Богом, становится для нее только мимолетным видением. Она нелюбимая, но не столько Иаковом, сколько самой собой. Нелюбимая – это ее второе имя. И даже однажды пережив преображение, сумев сказать слова признательности, она не становится Благодарной или Радостной. Нелюбимая Лия смотрит на нас со страниц Священного Писания, окруженная детьми, самым большим богатством того времени, оставшаяся в истории как родоначальница большого народа, и всей своей жизнью призывает нас посмотреть на то, что мы уже имеем. Научится благодарить за то малое, что обретаем каждый день. Отвести глаза от «великих» целей и сказать «спасибо» за уже преодоленные преграды, достигнутые вершины и просто за смешинку в глазах своего ребенка.


Анна Гольдина - рускатолик.рф

Календарь
03 - 2019
Во По Вт Ср Че Пя Су
  01 02
03 04 05
06
07
08
09
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22 23
24 25 27 28 29 30
31  
Среда, 06 Март 2019
Воскресенье, 10 Март 2019
Воскресенье, 17 Март 2019

Мы советуем