Молитва сопутствует человеку с первого мгновения

Никто из нас не должен соглашаться с теорией, согласно которой молитва прошения – это «слабая» форма веры.

Общая аудиенция в среду 12 декабря состоялась в ватиканском Зале Павла VI. Приветствовав паломников, Папа Франциск продолжил беседу о молитве «Отче наш», начатую неделю назад, и отметил, что Иисус приглашает учеников приблизиться к Богу и с доверием выразить Ему прошения, касающиеся Его Самого, а затем – касающиеся нас. Интересно, что не существует никаких предисловий к молитве «Отче наш»: Иисус не учит формулировкам, которыми можно было бы «снискать милость» у Бога. Приглашая к молитве, Господь низвергает барьеры подчиненности и страха. Он не учит называть Бога Всемогущим или Всевышним, но просит называть его Отцом – словом, выражающим сыновнее доверие.

Молитва «Отче наш» коренится в конкретной жизни человека. В ней мы просим хлеба насущного: это простая, но существенная просьба, свидетельствующая о том, что вера – это не «декорация» к нашей жизни, которая возникает лишь тогда, когда все остальные нужды удовлетворены. Молитва – отметил Папа — «начинается вместе с жизнью».

«Иисус учит нас, что молитва в человеческой жизни начинается не тогда, когда наполнен желудок, но она таится повсюду, где есть человек, любой человек – голодный, плачущий, человек в борьбе, который страдает и спрашивает почему».

По мнению Папы Франциска, молитва сопутствует уже самому первому вздоху человека, появившегося на свет: «В плаче новорожденного уже предвозвещена участь всей нашей жизни, наш постоянный голод, наша постоянная жажда, наш поиск счастья».

«В молитве Иисус не собирается угашать человеческое, не собирается его анестезировать. Он не хочет, чтобы мы заглушали свои вопросы и прошения, учась все терпеть. Напротив, Он желает, чтобы всякое страдание, всякое смятение устремлялось к небесам и превращалась в диалог».

«Иметь веру означает иметь привычку кричать», – сказал далее Папа, приводя в пример слепого Вартимея из Евангелия, которого окружающие заставляли молчать и не мешать Учителю своими криками. Но он «со святой настойчивостью» желал встретить Иисуса и продолжал кричать: «Помилуй меня!». Господь возвращает ему зрение и говорит: «Вера твоя спасла тебя». Тем самым Иисус подчеркивает, что решающую роль в исцелении сыграла молитва, возглас, исполненный веры.

«Молитва не только предваряет спасение, но определенным образом уже его содержит, потому что она освобождает от отчаяния неверия».

Безусловно, верующие чувствуют потребность также прославлять Бога, а первые христиане даже посчитали необходимым добавить к тексту «Отче наш» славословие: «Твоя есть сила и слава во веки» (Дидахе 8,2). Никто из нас, сказал далее Папа, не должен соглашаться с теорией, согласно которой молитва прошения – это «слабая» форма веры, а наиболее «подлинной» молитвой является хвала, когда мы устремляемся к Богу, ни о чем не прося. Бог – Отец, и Он хочет, чтобы мы обращались к Нему без опасений.

«Поэтому мы можем говорить Ему обо всем, даже о том, что в нашей жизни неправильно и непонятно. Он же обещал, что будет с нами всегда, до самого последнего дня, который мы проведет на этой земле».

Ольга Сакун — vaticannews

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости