Материнство согласно Amoris Laetitia

Доцент философии в Папском Григорианском университете Джорджа Салатиелло рассуждает на страницах «Оссерваторе Романо» о концепции материнства в постсинодальном увещании Amoris Laetitia.

Автор предваряет анализ историческим экскурсом: в те давние времена, когда люди не знали о существовании яйцеклеток и сперматозоидов, материнство было овеяно ореолом тайны, и поэтому присущая женщине власть порождать жизнь вызывала у мужчин чувство страха. Тот факт, что продолжение рода было вверено именно женщине, придавало материнству некий сверхчеловеческий характер. Эта власть представлялась угрозой для главенства мужчин, и поэтому они выработали целый ряд способов контроля и подчинения женщин. Постепенно материнство стало восприниматься как неизбежная участь, которой женщина вынуждена подчиниться, не имея возможности сделать личный и свободный выбор. Религии, и в особенности христианство, утверждает Салатиелло, предложили иную модель материнства, наделив его высочайшей ценностью.

С развитием радикального феминизма появился феномен отвержения материнства, воспринимаемого как инструмент подчинения женщины со стороны мужчины, как бремя, мешающее женщине реализовать собственные дарования и способности.

Парадоксальным образом наряду с этим восприятием утвердилась и позиция «ребенок любой ценой», в том числе без участия партнера, а в крайних случаях с помощью суррогатной матери.

Обе позиции чужды христианскому взгляду на материнство. Хотя у них различные предпосылки, они вдохновляются одной и той же идеей.

Согласно христианскому мировоззрению, материнство прежде всего неразрывно связано с отцовством. Материнство осуществляется только внутри супружеского альянса, направляя две личности к третьей – то есть ребенку.

Об этом, в частности, говорится в пятой главе апостольского увещания Amoris Laetitia, где предлагается путь сопровождения супругов, принимающих дар новой жизни. Параграфы 168-171 посвящены периоду беременности, в котором над неудобствами и страданиями преобладает желание и ожидание, сосредоточенное на приходящем в мир ребенке. Последующие параграфы ставят в центр не только мать, но вместе с ней и отца.

Материнство согласно Amoris Laetitia – это не тяжкая участь или бремя, но плод свободного, ответственного выбора, позволяющего женщине реализовать ее основное измерение. Этот взгляд не имеет ничего общего с идеализацией материнства, которая налагает на женщину недостижимые обязательства, порождая чувство вины и фрустрацию: это присуще некоторым психоаналитическим интерпретациям, видящим источник всех проблем ребенка именно в матери.

Джорджа Салатиелло предлагает перечитать Humanae Vitae в свете Amoris Laetitia: по ее мнению, это поможет понять путь учительства Церкви об отцовстве и материнстве, все больше ставящего акцент на ответственном родительстве.

В заключение своей статьи Салатиелло напоминает, что христианство знает еще одну форму реализации материнства: это материнство духовное. Духовное материнство может осуществляться как монахинями, так и мирянками. При сохранении особенностей харизмы тех и других оно проявляется в способности порождать новую жизнь на духовном уровне, независимо от биологического материнства.

Автор добавляет, что духовное материнство – это даже не прерогатива женщин, но универсальное человеческое дарование. Однако женщины, безусловно, предрасположены к этому типу отношений с людьми, выражающему их связь с даром человеческой жизни, и не только в репродуктивном смысле.

Ольга Сакун — vaticannews

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости